Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

зок

Сварить медведя. Микаель Ниеми

Я влюбилась в книгу с первых страниц, или даже с первых строк:

«Просыпаюсь в оглушительной тишине мироздания. Миро-здание… Никакого здания нет, оно еще не построено. Мир замер в ожидании сотворения, и меня окружает непроглядный вибрирующий мрак. Я лежу с открытыми глазами - два маленьких пересохших колодца, жадно всасывающих Вселенную»

Так наивно, инфантильно, знакомо – словно написано мной в пятнадцать лет. Мгновенное узнавание и приятие.
Формально, «Сварить медведя» - околоисторический детектив, в котором яростный проповедник и воодушевленный ученый Леви Лестадиус (существовавший реально) вместе со своим учеником саамским юношей Юсси (выдуманным автором) раскрывают преступления в далекой, буквально, забытой богом, деревушке на севере Швеции.

Collapse )
  • macroud

«Чапаев и Пустота» В. Пелевина, или Я открою тебе сокровенное слово

005_resize

Абсолютно всё, что с тобой происходит, – сон. Поэтому совершенно неважно, что тебе приснится. Если в одном из снов тебя убьют, то ты всего лишь перейдёшь из одного сна в другой. А вот, когда ты наконец проснёшься, ты проснёшься уже по-настоящему и навсегда. Если захочешь, конечно.

Collapse )

  • macroud

«Убежище 3/9» Анны Старобинец, или О смысле конца света

01

Вещь настолько же блестящая, насколько мутная и даже гадкая.

Ни много ни мало про конец света, который таки наступил.

Да, всё накрылось медным тазом. Всё, но не все – тридевятые схоронились в том самом убежище и теперь ждут светлого будущего. Если, конечно, это будущее наступит, что вовсе не факт.

Впрочем, тут не столько сидение в ожидании, сколько процесс организации – да, убежище же еще подготовить нужно. А дело это сложное. Дело это под силу только избранным. В общем, дело это – в некотором роде дело случая…

Collapse )


Борис Лялин
  • numarex

(no subject)

   Прочел за пару дней последнюю, дай бог, не последнюю книгу Л. Латыниной «Иисус. Историческое расследование».
Нечитавшим Библию и ее исследователей трудновато будет продираться ветхозаветными дебрями первой трети сего труда. Потом гораздо читабельнее. На сём и остановлюсь.
Не мудрствуя лукаво, мой синопсис:
Иисус Христос был одним из вожаков зилотов-сиккариев (террористов, говоря современным языком), и это напрочь лишает его ореола жертвенности, поскольку «четвертая секта» была самой жестокой и попыталась захватить Иерусалим. (Это про новозаветный вход господень под крики «Осанна», если чо). Казнили Иисуса вполне справедливо и по закону. (Хотя, с законностью во все времена проблемы были и есть.)
Как ревностный иудей Иисус Христос проповедовал не совсем то совсем не то, что ему приписали позднее. Т.е., «христианином» в сегодняшнем понимании он не был.
«Христианство» (кавычки обоснованы) распространилось во многом из-за того, что апостол Павел предложил более приемлемую (для язычников) его версию, по большинству положений не совпадавшую с истинными воззрениями Иисуса Христа.
Борьба между апостолами за «первородство» по смерти Иисуса Христа была нешуточной. И все стороны не обходились без известного рода, мягко говоря, нечестных приемов. Как, впрочем, и во все последующие века христианской церкви. (Что, к примеру, сейчас с успехом проявляется в противостоянии РПЦ и Константинопольской патриархии.)
Церковь в борьбе с «ересями» и для создания положительного образа себя уничтожила, извратила (частично изъяла, дописала, переписала, сфальсифицировала), и, возможно, спрятала и прячет по сию пору множество документальных свидетельств зарождения и становления христианства, начиная с дохристова еще времени. Новозаветные тексты, как наиболее доступные большинству, не выдерживают никакой критики относительно соответствия их действительности.
    К прочтению со всем уважением к автору рекомендую.
зок

Юваль Ной Харари. Sapiens. Краткая история человечества

Далеко не всегда правильный вопрос является половиной ответа, но все же, сама привычка задавать вопросы может считаться полезной. Вопрос – это поиск, это желание, это движение. У ответа далеко не всегда есть такой импульс.

При желании к книге «Sapiens. Краткая история человечества» можно предъявить некоторые претензии, мол, тут факты притянуты, тут моменты спорные, но, замечательной ее делает то огромное количество вопросов, которые задает автор. Да, большую часть ответов Харари предваряет словесными реверансами – «возможно», «не исключено» и «можно предположить», однако дискуссионное поле на котором он предлагает порезвиться неимоверно благодатно!

Как по мне, так Харари весьма логично выстроил свою концепцию «прогресса воображения» (пожалуй, я бы именно так обозвала авторскую теорию развития человечества). Никогда раньше я не задумывалась о том, что деньги, религии, национальности, государства, идеологии, да даже и морально-этические ценности, всё это по сути, выдуманные нами явления, сила которых только в том, что мы все коллективно в них верим и строим свою жизнь так, словно это что-то большее чем просто умные слова.
Collapse )

Иешуа

С образом Иешуа в романе " Мастер и Маргарита" получается очень четкая картинка.

Я вижу две линии, и обе главные, но в разных плоскостях.

Первая - огромная философская мысль, связанная с пониманием миссии  Иисуса, поскольку не станем же мы отрицать, что без знакомства с Евангелием роман понять невозможно.

Эта мысль заключается в следующем.

На смену Закону Справедливости, основополагающему в Ветхом Завете, закону религии иудеев,  пришел Закон Милосердия, принесенный Христом для всего человечества. В основу Закона Милосердия легла мысль о том, что человек слаб и он нуждается в прощении. И этот закон перевернул мир.

Именно поэтому Каифа настаивал на казни  никому не известного безобидного  " юного философа".

" -Вспомнишь ты тогда спасенного Вар-раввана и пожалеешь, что послал на смерть философа с его
мирною проповедью! ( Понтий Пилат)
− Веришь ли ты, прокуратор, сам тому, что сейчас говоришь? Нет, не веришь! Не мир, не мир принес
нам обольститель народа в Ершалаим, и ты, всадник, это прекрасно понимаешь. Ты хотел его
выпустить затем, чтобы он смутил народ, над верою надругался и подвел народ под римские мечи!
Но я, первосвященник иудейский, покуда жив, не дам на поругание веру и защищу народ! Ты
слышишь, Пилат?
− И тут Каифа грозно поднял руку: − Прислушайся, прокуратор!
Каифа смолк, и прокуратор услыхал опять как бы шум моря, подкатывающего к самым стенам сада
Ирода великого. Этот шум поднимался снизу к ногам и в лицо прокуратору. А за спиной у него, там, за
крыльями дворца, слышались тревожные трубные сигналы, тяжкий хруст сотен ног, железное
бряцание, − тут прокуратор понял, что римская пехота уже выходит, согласно его приказу, стремясь
на страшный для бунтовщиков и разбойников предсмертный парад.
− Ты слышишь, прокуратор? − тихо повторил первосвященник, − неужели ты скажешь мне, что все
это, − тут первосвященник поднял обе руки, и темный капюшон свалился с головы Каифы, − вызвал
жалкий разбойник Вар-равван?"

Этот диалог между Понтием Пилатом и  первосвященником Каифой - ключ к пониманию  первой линии.

Вторая линия связана с судьбой самого автора романа. Которая похожа на судьбу Иешуа. Поэтому и не Иисус, а Иешуа, не пророк, а юный бродяга в рваном хитоне.
 И здесь хочется сказать о  полемике вокруг "Иешуа - это Иисус или не Иисус?".

Есть два понятия в литературе.

Прообраз и прототип.

Это не одно и то же.

Прообраз- это идеал, маяк, свет во мгле ночи, ориентир и символ.

Прототип - реально действующее лицо, положенное в основу образа.

Не мог же Булгаков в самом деле  олицетворять себя с Иисусом.

Но с Иешуа как с человеком, принесшим в мир идею, новое слово, то есть с творцом, вполне возможно. И здесь их судьбы параллельны, поскольку Булгаков  как творец тоже был не понят, оклеветан, распят  завистниками, проходимцами от литературы и выжигами, получавшими от звания " писатель" всевозможные льготы.

Поэтому Иисус - это  прообраз Иешуа.
  • askof

Антихрист. Ницше.

Оригинал взят у askof в Антихрист. Ницше.
В юности я была сильно верующей и по сути только у университете стала сомневаться в христианстве. Основные сомнения были вызваны моими собственными размышлениями и чтением де Сада. У де Сада критика довольно нудная, но я сама зануда, так что как раз что надо.

Однако это всё только расшатало мою веру, не хватало всё ещё хорошего пинка, чтобы вышибить всю дурь. При чём пинка именно связанного с миром идеальным, приземлённых аргументов я уже достаточно находила. Мне тогда ни про Рассела, ни про Докинза я тогда ничего не слышала, и искомым пинком для меня стала книга Ф.Ницше "Антихрист".

Прозрев, я страшно озлобилась на христианство. Я считаю, что в принципе нормально озлобиться на того, кто больше 10 лет тебе врал и морочил голову. Было бы странным как раз не озлобиться. В общем, я раз и навсегда озлобилась, поэтому много спорю с верующими. Однажды в споре я упомянула, что стала атеистом после прочтения "Антихриста". Меня спросили, что там за аргументы такие. А я уж что-то и позабыла, что за аргументы меня так впечатлили. Ладно, думаю, открою да найду. Открываю, а там бла-бла-бла, ищи свищи эти аргументы.
Сейчас я перечитала антихриста и составила своего рода конспект.
Collapse )

Мартин Хенгель, Анна Мария Швемер. Иисус и иудаизм

Оригинал взят у postmodernism в Мартин Хенгель, Анна Мария Швемер. Иисус и иудаизм
Мартин Хенгель, Анна Мария Швемер. Иисус и иудаизм

Самый исторический детектив об Иисусе Христе
Если речь заходит о исторических детективах, обыгрывающих христианские мотивы, большинству на ум сразу приходит роман «Код Да Винчи» Дэна Брауна; читатели более искушённые назовут «Евангелие от Пилата» Эрика-Эмманюэля Шмитта или «Имя розы» Умберто Эко; но вряд ли кто-то упомянет Мартина Хенгеля и Анну Марию Швемер, авторов книги «Иисус и иудаизм» (дальше по тексту – ИИИ). Что и не удивительно, ведь это произведение – документальное исследование раннего христианства, а не художественный роман детективного жанра. Но поставил в один ряд с жанровыми книгами данный историко-библеистский труд я не напрасно, поскольку исследование немецких учёных (Хенгель – историк раннего иудаизма, христолог, богослов; Швемер – профессор Тюбингского университета, специалист по Новому завету и иудео-эллинистической литературе) не менее увлекательно, чем какое-либо расследование выдуманного сыщика-детектива. При условии, что вам не лень продираться через дебри специализированной терминологии, а также бесчисленное количество ссылок, цитат, гипотез, предположений и догадок – словом, сквозь всё то, чем существенно отличается научная историческая литература от художественной.
Collapse )

Карен Армстронг. Поля крови (религия и история насилия)

Оригинал взят у postmodernism в Карен Армстронг. Поля крови (религия и история насилия)
М.: Альпина нон-фикшн, 2016

Карен Армстронг. Поля крови (религия и история насилия)

В нас, людях, много искусственного, и нас влечёт к архетипам и парадигмам.

Нередко можно услышать такое мнение, что, дескать, источником большинства войн в мире является Бог. Аргументируется обычно это крестовыми походами, священным джихадом, прочими, так называемыми, «холиварами», осуществляемыми во имя него. Даже само появление этого мема, образованного от английского holy war («священная война»), и используемого в негативном ключе, показательно является проекцией негативного отношении к религии, когда оно не высказывается напрямую, а осуществляется в виде привязки к заведомо отрицательному явлению сакрального для религиозных людей понятия.
Collapse )

Олимп, вершина

Дмитрий Иванов "Где ночуют боги" 2015

Замечательная книга. Светлый и остроумный роман о жизни в современной России, ни на шаг не отступивший от реальности. Уметь надо. Автор совершенно новый, ничего о нем не знаю. Не так давно в "Снобе" нам попался короткий рассказ "За не очень высоким забором", настолько хороший, что я запомнил автора. Смешная притча про офисного клерка, вздумавшего разбить свой сад. Запомнил не зря - следом и роман вышел. Про талантливого и успешного рекламщика, живущего беспорядочной, богемной и творческой жизнью в столице. Парень умный и незаурядный, но совершенно аполитичный, глобальные проблемы его не беспокоят, а к локальным он успешно адаптировался. Идет по жизни легко, все видит и остроумно интерпретирует, но не все хочет понимать. И вот получил он ответственный и выгодный заказ на продвижение сочинской олимпиады - бабки ожидались легкие, а работа не пыльная. И поехал на место. А там такое началось - и Путин, и Козак, и тотальное российское воровство, и дикий местный колорит, и страшная память о недавней грузино-абхазской войне, и ожившие легенды завоевания Кавказа. Короче, парень попал. Ехал бы прямо - и все было бы по плану. А он свернул на самую странную дорогу в своей жизни. Но раз свернул - значит, был внутренне готов к повороту своей судьбы.

Collapse )