?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: происшествия

Кудрявые девушки выпрямляют волосы, а барышни с прямыми волосами крутят локоны. И всем кажется, что где-то там – в блондинках, в худышках, в миллионерах, в художниках, в фрилансерах, в путешественниках лучше, чем в их реальности.

И путая туризм с эмиграцией мы заглядываем в чужие жизни, очаровываемся ими и с пренебрежением посматриваем на собственные. Прямо как в Инстаграме – как не посмотришь у всех красота, веселье и праздник…

В романе Селесты Инг две семьи – Уоррен и Ричардсон и два мира – буржуазной респектабельности и творческой свободы сталкиваются и взаимно завораживают друг друга. Пёрл Уоррен, с детства кочевавшая с матерью фотографом по городам и весям, купилась на глянцевый уют большой и небедной семьи Ричардсонов, где будущее каждого распланировано и обеспечено всем желаемым, и идеальная мать семейства печет по выходным печенье. А Иззи Ричардсон, уставшая от контроля и правил, влюбилась в бесшабашность и бунтарство женщины-перекати-поле – Мии Уоррен и замечталась о такой матери и свободе есть остатки ресторанной еды, носить вещи б/у и делать настоящее искусство.

Грустная в общем-то раскладка.


Гормоны, подростки, материнские чувства, любовь, дружба, предательство, тайна рождения – звучит как второсортный дамский роман, но в целом, я бы сказала, книга лучше, чем можно подумать. Такой вполне добротный американский роман, в меру увлекательный, хотя и не без минусов. Например, нарочитый акцент на искрах, огне и пожаре выглядит очень беспомощно, что ли… Словно автор не уверена, в интеллектуальных способностях своего читателя и на всякий случай объясняет: «Ну, искра! Искра, понимаешь? Искра может быть физическая от спички, а может в душе человека. Понимаешь, читатель? В душе искра зажглась и может подарить свет и тепло, а может спалить все дотла. Понимаешь?». И ты уже изнемогаешь от этого нудного нравоучения и думаешь «Да поняла я все с первого раза, хорош уже повторяться!».

Пожалуй, из того, что мне очень понравилось в книге, я бы отметила художественные опыты Мии. Это было не просто интересно читать – хотелось достать фотоаппарат и погрузиться в эксперименты.
Robert_Folkon_Skott__Ekspeditsiya_k_Yuzhnomu_polyusu.jpeg Robert_Folkon_Skott__Ekspeditsiya_k_Yuzhnomu_polyusu.jpeg

Это странное чувство – с переживанием читать страница за страницей книгу, финал которой известен всему миру уже больше сотни лет. Дневники Скотта - гимн безумству храбрых. Как и вся эта северно-южно-полярная истерия начала двадцатого века…


С документальным жанром – дневниками путешественников, я признаться, знакома мало. Тур Хейердал в детстве и «Человек с луны» Миклухо-Маклая в юности – вот и весь мой багаж. Хотя по накалу эмоций и обилию интересных фактов и деталей – это очень увлекательно чтение.


Итак, несчастный капитан Скотт, мягкий романтик и воодушевленный мечтатель, навсегда оставшийся в истории вторым, вел очень подробные записи, где педантично перечислял все значимые события дня. Он был удивительно сконцентрирован на настоящем, в дневниках нет ни случайных воспоминаний, ни посторонних переживаний, ни отвлеченных фантазий. Если Скотт и допускал какие-то философствования, то в рамках конкретных ситуаций.


Большую часть дневников капитан Скотт очень тепло отзывается о спутниках, так часто, много и позитивно, что  в какой-то момент я стала недоумевать – это избыточное английское джентльменство или он так искренне восхищается своими товарищами? О каждом у него есть доброе слово или верно подмеченная черта характера, которая непременно симпатична и полезна для дела. А уж как умиляет досуг первой зимовки экспедиции - тематические лекции, мастер-классы по рисованию и фотографии, лыжные прогулки, дискуссии. Прямо английский клуб посреди Антарктиды!
Read more...Collapse )
Он хобо, но я так и не поняла, что это значит.
Он мертвец и поэтому ловок как Уильям Блейк на своем долгом пути.
Он Марк, герой и автор своего космического евангелия.


«Я, хобо: Времена смерти» Сергея Жарковского,  безусловно, одна из самых необычных книг российской фантастики… тут, просилось уточнение - научной фантастики, но его уместность под большим вопросом, потому что твердой научной фантастикой это назвать нельзя, да и вообще жанр романа определить сложно.


Это и космоопера, и антиутопия, и киберпанк, немного производственный роман и даже young adult в некотором смысле, если принять во внимание, что все клоны сразу рождаются подростками.


С «Я, хобо» все сложно и не берусь судить плюс это или минус. На мой вкус – плюс.


Книгу часто сравнивают с «Ложной слепотой» Уоттса и «Гиперионом» Симмонса. И как любитель и того и другого могу подтвердить – в  этом сравнении что-то есть, хотя вселенная «Я, хобо» не так стройна и сложна как мир «Ложной слепоты», а структура не так поэтично-многослойна как эпопея Дэна Симмонса. Впрочем, возможно, выводы преждевременны. Ведь главный на данный момент недостаток «Я, хобо» в том, что книга заявлена как первая часть трилогии, но с момента ее выхода минуло уже 12 лет и обещанный «Солнечный удар» так и не пришел на смену «Временам смерти».


Зато могу уверено сказать о главном достоинстве книги – такого глубокого погружения в повествование и описываемый мир у меня давно не было. В какие-то моменты я ловила себя на том, что чувствую вкус резины от груши с кофе в невесомости, чую плотный запах немытых тел станции, где 4,5 литра воды в сутки на человека – предел и пытаюсь вспомнить задраен ли люк с дожатием.


А вокруг люди. И нет, это не красавцы-прогрессоры из счастливого будущего. Да и люди ли? Вопрос дискуссионный. Что есть человек будущего по Жарковскому? Вот например Марк Байно – космач и серьез . Клон он, приспособленный лишь для строительства Трассы в глубоком космосе, родившийся в 15 физических лет, читающий Грина и Лема, слушающий запрещенную музыку, бухающий свой космический самогон, и подыхающий при попадании на грунт любой открытой планеты, в общем, тварь дрожащая или же право имеющий «аз есмь человек»? Свыше 600 страниц ушло у Марка на ответ на этот вопрос. И он не однозначен…


Жарковский закинул в месиво текста огромное количество аллюзий и научно-фантастических штампов, сломав к хренам несколько десятков стереотипов жанра, и в то же время подкинул в топку немало свежих, классных идей и фишек. Автор изобрел потрясающий, цепляющий и раздражающий до бешенства новояз, через который продерется не каждый читатель и дал отличные намеки на разношерстный фольклор космачей, порожденный этим новоязом.  Есть странный и симпатичный герой, есть наставник-легенда – человек и исповедник Шкаб, есть достойные спутники и вакантные места в команде. Да, что там, в книге есть всё, чтобы стать легендой. Не хватает только продолжения.


Впрочем, если я создала ощущение совершенства и непогрешимости, то это, конечно, не так. Есть у сюжета провисания, есть недостатки, есть… совсем уж ни в колбу ни в красную армию, финал на Эдеме с печатью, кольцом и мечами (кольцо и живые мечи?!? Эльрик из Мелнибонэ? Да ну на?!). И все же, это, пожалуй, лучшая отечественная фантастика, которую  я читала в последние годы.


И я очень хочу знать, что будет дальше!
Вчера я побывал на презентации новой книги Дмитрия Глуховского «Будущее». В чём-то я с автором согласен, в чём-то нет. Было приятно услышать идеи, которые я высказал в ряде своих статей несколько лет. Книга «Будущее» и её публикация в соцсети во многом соответствуют описанным мною принципам книги будущего. Мне удалось задать несколько вопросов Дмитрию Глуховскому, на которые он подробно ответил, назвав меня при этом конкурентом.



Читай и смотри далее - БЕССМЕРТИЕ НАШЕГО БУДУЩЕГОCollapse )
Чтобы прочитать "Полубрата", мне понадобилось около трех месяцев. Я буквально продиралась сквозь 800-страничный текст, как сквозь плотную воду Мертвого моря, а роман нависал надо мной и давил сверху толщей воды. Очень вязкий, очень плотный текст, и кажется, что каждая страница уводит дальше и дальше, вглубь лабиринта, даже не приоткрывая завесу, даже не намекая, где разгадка, но в глубине души все же теплится надежда - вот дальше, дальше, еще немного, и раскроются створки раковины, и все встанет на свои места.

И лишь дочитав последнюю страницу, понимаешь - тебя обманули. Раковина оказалась пустой. Жемчужины в ней не оказалось. Куколка не стала бабочкой. Прекрасно, рельефно выписанные характеры, выпуклая, осязаемая вязь повествования, хитросплетения сюжета, богатейший язык - какой цели служит вся эта глыба, этот массивный пласт? Каков посыл романа? Каков его смысл?

Три поколения одной семьи, три женщины, достойные стать героинями эпоса - сильные, цельные, страстные, и - глубоко несчастные: Пра, жизнь которой превратилась в воспоминание о погибшем муже-полярнике, чье прощальное письмо знали наизусть четыре поколения семьи Нильсенов; Болетта, обреченная воспитывать дочь, будучи не в состоянии ответить на вопрос об отце девочки; Вера, которую 8 мая 1945 года, в день капитуляции Германии, изнасиловали на чердаке ее собственного дома... Трагедия одной перетекает в трагедию другой, удваиваясь, затем утраиваясь, но и Пра, и Болетта, и Вера, все трое - несгибаемы, горды и непреклонны.

Сыновья Веры - Фред и Барнум. Фред - замкнутый, аутичный подросток, и Барнум, ущербный коротышка, "кнопка в кудрях", страдающий от собственного несовершенства. Человек-загадка Арнольд - муж Веры... На фоне женщин Нильсен все они кажутся бледными тенями, полулюдьми - жалкими, слабыми, никчемными.

Действие "Полубрата" охватывает полувека. И на всем протяжении этого времени - искалеченные судьбы, исковерканные характеры, изломанные жизни... Пра, Болетта, Вера, Фред и Барнум, друзья Барнума Педер и Вивиан и их семьи - каждая со своей собственной трагедией, со своими скелетами в шкафах, со своими мрачными тайнами. 800 страниц абсолютной беспросветности. Роман можно было бы назвать трагедией, не отсутствуй в нем ее важнейший компонент: катарсис.

"Ты сочиняешь со знаком "минус", - говорит Педер Барнуму, читая его первый сценарий. И на вопрос, понравилось ли ему, отвечает: "Понравилось ли мне? Что за вопрос? Конечно. Более того, я влюбился в сценарий. Но имеет ли это какое-то отношение к сути дела? Ответ нет, не имеет. А суть дела такова: ни один человек не потащится в кино, чтобы посмотреть этот фильм. Во всём этом нет ничего, кроме отрицания. Все до единого персонажи терпят убытки, и что бы они ни делали, самые невинные вещи, их долг растёт и растёт. Ты доводишь до полного морального банкротства всех — и маму, и школьного доктора, мальчиков, хуторянина, скотницу, даже механик и тот общей участи не избежал. А надо, Барнум, раздавать авансы".

Кристенсен не хочет раздавать авансы. "Полубрат" - это роман-отрицание. И дойдя до открытого и смятого финала, я осталась в недоумении, не найдя ответа не только на вопросы, возникавшие по ходу сюжета, но и на самый главный вопрос: зачем писался роман?
История четырёх друзей (Эндрю, Пол, Питер, Мэтью), которые в недрах тихой типичной английской деревушки создали жутковатое братство.
Один из друзей неожиданно умирает.
Братство решает мстить всем, каждому и, главное, самому себе за смерть друга.
Как?
Придумывается череда изощрённейших акций возмездия, которые распространяются на всех, на каждого и, главное, на само братство.
Я бы определила жанр сего произведения как НЕ страшный триллер.
Типичная "мужская" проза.
Произведение могло бы запросто стать культовым, достаточно было бы издать его в "оранжевой" серии.
Написано добротно, необычно по форме. В который раз убеждаюсь : английские авторы рулят.

Profile

chitaem_knigi
Читаем книги

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow