Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Новая Русская Литература

ПИСАТЕЛИ ГЕНИИ И БЕЗУМЦЫ



«Все таланты близки к безумию», – гласит итальянская пословица.
Проблема гениальности и сумасшествия известна с давних времён: о взаимосвязи таланта и помешательства писали ещё Аристотель, Платон, Демокрит.
После опубликования в 1863 году работы итальянского психиатра Чезаре Ломброзо «Гений и безумие» проблема приобрела академический характер. Ломброзо доказывал, что в гениальности и безумии много схожих черт, а грань, разделяющая эти два феномена, весьма тонка, подвижна и условна. Более того, гениальность и безумие взаимосвязаны. Душевнобольные люди открывали в себе удивительные способности, о которых никогда не подозревали. Многие гениальные писатели (художники) сходили с ума, и в состоянии безумия создавали выдающиеся произведения, каких не могли создать в здравом уме.
С целью проверить гипотезу Ломброзо, я пришёл в праздник «хэллоуин» на «самый страшный фестиваль», чтобы поинтересоваться у любителей ужасов, могут ли создаваемые кошмары привести к безумию не только читателей, но и самих писателей.



Collapse )

Токарева В. Центровка

Прочитала прекрасный рассказ В. Токаревой «Центровка». Сначала я даже не поняла, зачем писать рассказ о желании молодой женщины лишить себя жизни. Вроде бы у Токаревой всегда в произведениях оптимизм. Ну а потом, по мере развития сюжета, у меня все больше улучшалось настроение – т.к. поняла, что все хорошо закончится, а может не просто хорошо, а так, как надо.
Сюжет краток – по какой то причине женщина решает уйти, уйти совсем. Но вот как это сделать – она обдумывает. И ведь сделала бы, совершила большой грех, если бы ее не спас ангел. Да, настоящий ангел, который является время от времени людям. Причем совсем не обязательно этот ангел должен быть с белыми крыльями. Нет, он может предстать перед человеком в виде обычного человека, и спасти этого человека. Вот так и получилось у нашей героини. И какой ангел – врач-хирург, неженатый, молодой, да еще и живет в соседнем подъезде. Эх!

Collapse )

Отзыв на пьесу «Слишком женатый таксист»

Оригинал взят у sergey_stasenko в Отзыв на пьесу «Слишком женатый таксист»


Автор: Сергей Стасенко

Пьеса британца Рея Куни «Слишком женатый таксист» (в оригинале «Run for your wife») взрывает мозг. Это короткое произведение мгновенно поднимет твое унылое настроение, если ты унылый конечно. Безумно хочется посмотреть в театре, так как в нашей «Русской драме» уже идет лет 12. Великолепная комедия ситуаций.

Collapse )

зок

Я знаю 5 имен Билли...

cover21.jpg cover21.jpg

Таинственная история Билли Миллигана. Дэниел Киз

Последнее время популярность книги Киза о Билли Миллигане растет, подогреваемая съемками фильма с Ди Каприо, который вроде как 20 лет мечтал сыграть эту роль. Конечно, в этой атмосфере читать книгу, словно идя на поводу дешевой популярности, слегка неловко, но признаться, сам материал настолько интересен, что на условности можно и наплевать.

Содержание книги одной строкой: трудно жить, когда в голове бардак. И то верно, я сама с собой порой договориться не могу,  а будь нас больше в одной голове – ой-вей!

Итак, диссоциативное расстройство идентичности – редкое психическое расстройство, в существовании которого, похоже, и сейчас уверены далеко не все специалисты. Характеризуется расщеплением базовой личности на две и более отдельных личностей, которые попеременно контролируют поведение человека, отличаются субъективными поведенческими характеристиками и, как правило, не обладают полной общей памятью. Часто возникновение подобного расстройства является защитной реакцией психики на стресс, например, на насилие в детстве.

Биография Миллигана ювелирно укладывается в это описание. Неблагополучная атмосфера в семье, сексуальное насилие, и вот вам перепись населения головы Билли Миллигана за 1977 год – 24 личности разного пола, возраста и национальности. Collapse )

Сорокин В. Метель

Посоветовали мне прочитать «Метель» В. Сорокина. Читать было интересно. Сюжет вкратце таков – доктор Гарин должен ехать в одну из деревень, чтобы отвезти вакцину для живущих там людей, ибо некий вирус из Боливии превращает непривитых людей в зомби – живых мертвецов. Ну он и едет.
Собственно, все. Почему-то сразу я поняла, чем все закончится. Более того, когда они достигали какого-то места, где делали перерыв в своей поездке, я даже искренне удивлялась. Читая эту книгу, поневоле вспоминаешь некоторые эпизоды из Теллурии и Пира (который я вообще не переношу).
Очень сильно описана сцена видений после приема препарата у витаминдеров. Честно говоря, мне было жутко ее читать, потому как все реалистично и потому страшно.
К середине книги у меня возникла стойкая ассоциация – вот идешь и идешь по песку, а он не кончается и ты уже еле ноги волочишь, и конца края нет и не будет. До смерти.
Про лошадок трогательно написано.
Конечно, конец книги к радости не располагает, но не думаю, что хорошо, когда после прочтения книги настроение портится и становится тягостно. А у меня вот именно так и было.
Новогодняя

Варламов. Рождение (Иванова)

Оригинал взят у alenenok72 в Варламов. Рождение (Иванова)
Прослушала эту повесть и... Странные ощущение. Она принесла мне совсем не то, что Я от нее ждала.
С одной стороны - многие ощущения женщины, когда она носит ребенка, когда ребенок появляется на свет описаны очень точно, удивительно точно, учитывая то, что книгу писал мужчина. И ощущения мужчины тоже описаны очень интересны. А с другой - не очень Я согласна с оценкой нашей медицины и врачей. И дело не только в том, что он считает, что вот у нас она никакая, дело не только в этом. Он упрекает врачей в отсутствии сопереживания пациентам. Но если бы врачи всем пациентам сопереживали, пропускали бы боль через себя, они не смогли бы хорошо лечить пациентов. Для того, чтобы хорошо лечить, нужна холодная рассудочная голова. Иногда даже очень хорошие врачи не лечат своих близких, потому что не могут с холодной головой подойти к их лечению. Это не равнодушие то, что он описывает (хотя да, согласна, что и равнодушные врачи бывают, но и как люди и других специальностей), это именно холодная голова. Потому что он описывает вначале вроде как равнодушного врача, а потом этот врач прикладывает все силы, чтобы вытащить их ребенка.
Я много сталкивалась с нашей медициной. И с теми врачами, что чуть на тот свет не отправляли, с равнодушными, с плохой организацией. Но вместе с тем очень много и тех врачей, которым можно ставить памятник при жизни. Тех, которым Я буду благодарна всю жизнь. И лично Я предпочитаю больше помнить именно таких. О плохих писать легче. Кстати, на мой взгляд, соотношение плохой/хороший врач, неприемлемое/замечательное качество организации - ровно такое же, как и в нашей жизни вообще. И прежде чем кого-то критиковать, надо посмотреть на себя: а каков Я в своей работе? Как Я с людьми?
Но в целом книга понравилась, стоит ее читать будущим родителям.

"Море-океан" Барикко



Читала ради моего любимого ощущения безвременности и зыбкой реальности, когда непонятно, сон это или явь.

У моря стоит гостиница, в ней заправляют почему-то дети, причем такие крапивинские дети, знающие тайны мироздания лучше любого взрослого. Постояльцы прекрасны. Профессор Бартльбум пишет монографию о конечности всего и исследует край моря. Художник Плассон пытается написать портрет моря, но пока тщетно, потому что он не может найти у моря глаза, а он привык начинать портреты именно с глаз. Хрупкая Элизевин приехала к морю лечиться от своего непонятного недуга: возведенной в крайнюю степень чувствительность к миру. Анн Деверия тоже пытаеться вылечиться, но от другой "болезни"- измены собственному мужу. Про Адамса известно только, что у него глаза "зверя, вышедшего на охоту". Вдобавок в седьмой комнате сидит постоялец, который никогда не выходит на улицу.


Collapse )

А.Дж. Беттс. Зак и Мия

Оригинал взят у postmodernism в А.Дж. Беттс. Зак и Мия
Зак и Мия - РоссияЭто несправедливо, что он такой тихий. Я про рак. Он переворачивает жизнь вверх дном, приносит жуть и разрушения. Такой убийца должен врываться в тело оглушительно, с рёвом и свистом. Он не должен прокрадываться в тебя незаметно, как вор, и прятаться в голове незамеченным, среди памяти и планов.

Приступая к чтению, и ещё не представляя, о чём этот роман, я слепил из его названия анаграмму «заики ям». Так вышло, что она получилась со смыслом, вполне соотносимым с книгой. Жизнь заболевшего тяжким недугом – это восхождение из ямы. Рак копает её человеку, а человек пытается вылезти. Болезнь приходит неожиданно, оглушает резким нападением, внезапностью, ровное течение жизни превращается в рваное, дёрганное, сбивчивое движение. С этого момента историю, словно бы рассказывает заика. «Я ч-ч-человек! Я зд-д-доров! Я буд-д-ду жить! И жить т-т-так, к-к-к-как хоч-чу!» – нужно много сил и энергии для того, чтобы совершать вещи, которые до болезни казались простыми. И найти эти силы трудно, особенно, когда ты всего лишь подросток из старших классов. Вчера – катался на велосипеде, играл в бейсбол, носился по улицам, лопал хот-доги и чипсы, пил газировку, а сегодня ничего из этого тебе просто нельзя. Даже обыкновенная простуда может свести в могилу…
Collapse )

зок

Юрген Торвальд. Империя хирургов



Прелесть современного мира, насыщенного технологиями, заключается, среди прочего, в том, что издательства могут вполне качественно печатать хорошие книги малыми тиражами. Тираж моей книги «Империи хирургов» всего 1000 экземпляров и, кажется, они немного сэкономили на корректоре, но это мелочи по сравнению с тем, что книга таки увидела свет.

Если я не ошибаюсь, в тот момент, когда я в 2014 году прочитала первую часть дилогии («Век хирургов») «Империи хирургов» еще не было на русском языке. Во всяком случае, я не встречала ссылок на издания до 2014 года.

За это время я не только смирилась с доктором Харманом в качестве рассказчика, но даже привязалась к этому неугомонному, патологически любопытному и увлеченному персонажу. Глядя на черно-белую фотографию Хайнца Бонгарца (Юрген Торвальд – это псевдоним) я склонна считать доктора Хартмана автобиографическим героем.

Автор снова погружает нас в кипящее революционными открытиями время конца XIX - начала XX веков. Кажется, словно в эти годы медицина развивалась под девизом «Невозможное возможно»! И вновь я не перестаю поражаться, что между современным уровнем медицинских знаний и умений и кошмаром, описываемым в книге пропасть всего лишь в одно столетие!
Увы, нельзя объять необъятное, и автор ограничивается достаточно узким кругом тем – местная анестезия, хирургия пищевода, первые операции на головном мозге, эктомия щитовидной железы, пересадка роговицы и еще несколько новаторских для того времени областей хирургии. Опуская излишние подробности практической стороны дела, Торвальд ярко рисует картины взлетов и падений, драм и трагедий героями которых становятся и врачи и пациенты.

Самый, пожалуй, впечатливший меня рассказ – это история Теодора Кохера. Разработав и усовершенствовав метод удаления щитовидной железы целиком вместе с поразившей ее опухолью, Кохер провел десятки операций, спасая, таким образом, жизни людей, но, как выяснилось впоследствии, безвозвратно калеча их психику! Опытным путем выяснилось, что полное удаление щитовидной железы вызывало у пациентов состояние, сходное с кретинизмом, которое сопровождалось отставанием в физическом и умственном развитии, дистрофией костей и мягких тканей и снижением уровня обмена веществ. Сложно представить, каких трудов стоило Кохеру после такого провала продолжить исследования в этой области и найти-таки верное хирургическое решение проблемы. Сразу вспоминается история Густава Михаэлиса (фигурировавшая в первой книги Торвальда), который покончил с собой, получив подтверждение эффективности антисептики и осознав, что причиной большинства смертей в родильном отделении были его, Михаэлиса, не вымытые руки.

Упоминается здесь и уже немало тиражировавшаяся тема использования кокаина в медицинских целях. Есть почти детективный драматический сюжет о лечении рака гортани немецкого кайзер. Можно встретить забавные нюансы из жизни тогда еще не легендарного Зигмунда Фрейда.

В общем, как всегда у Торвальда, в книге масса увлекательной информации! Хотя, надо признать, что есть там и моменты, которые было сложно читать даже цинично закаленной мне.
В этой книге двадцатый век только начинается и теперь мне хочется читать историю медицины дальше, осталось найти авторов с таким же талантом увлекательно рассказывать о сложном, как у Юргена Торвальда.

21. Необыкновенное путешествие в безумие и обратно

Оригинал взят у book_after_book в 21. Необыкновенное путешествие в безумие и обратно


Жила-была Барбара, имела семью, друзей, работу работала. А потом как-то утром проснулась и увидела рядом с кроватью три серые фигуры. Фигуры поведали ей, что люди делятся на Операторов (как они) и Вещей (как она). Различаются они строением мозга так, что Операторы могут манипулировать Вещами, практически как им это угодно: читать и помещать в их головы мысли, побуждения, формировать поведенческие шаблоны, характер человека или даже управлять моторикой на самом низком уровне. А сейчас она участвует в эксперименте, цель которого -- посмотреть, как будет вести себя Вещь, если узнает о мире Операторов. Ну и все это привело к тому, что Барбара полгода моталась по стране, пытаясь уклоняться от разного рода опасностей, как реальных (нападение диких животных в лесу), так и существующих только в ее голове (попытки Операторов разрушить решетку ее сознания).

Шизофрения -- это, без сомнения, страшное, но при этом завораживающее явление. Человек просто как-то раз начинает воспринимать реальность по-своему, отлично от других людей. Симтомы у болезни бывают весьма разные. Кататоники теряют моторные функции, уходят в себя и перестают реагировать на внешние раздражители, гебефреники теряют ясность мышления, впадают в детство и реагируют на все вокруг радостным хихиканьем, а параноики, как Барбара, начинают разбавлять свою реальность галлюцинациями. Причем, опять же, состав этих галлюцинаций может меняться от человека к человеку радикально, но общий принцип один -- им противостоит нечто очень мощное и настроенное чаще всего весьма враждебно. В голове больного разворачивается целый отдельный мир, причем зачастую самому ему там отводится лишь роль пассивного зрителя.

Невероятная ценность этой книги в том, что Барбара написала ее сама. Ее случай уникален -- через полгода блужданий по миру Операторов ей удалось вылечиться от своего недуга, причем практически без медицинской помощи. Происходило это все в 70-е годы прошлого века, когда еще шизофрению было принято лечить в равной степени терапией и электрошоком. Ну а электрошок обычно настолько сильно воздействовал на мозг пациента, что тот уже мало что помнил о ходе своей болезни. Барбара же чудесным образом нашла выход из лабиринта своего сознания самостоятельно, сохранив все воспоминания в полной мере. Ну и в качестве терапевтического упражнения аккуратно записала их все, снабдив своими комментариями о происходящем и дополнив рассуждениями о природе явления шизофрении в целом. Получилось беспрецедентное описание всего того, что происходит в голове шизофреника, полученное из первых рук.

“К настоящему времени достаточно определенно установлены три момента относительно шизофрении: никто не знает ее причин, никто не знает, как ее лечить; количество исследователей в этой области столь мизерно, что вряд ли стоит надеяться на решающий прорыв в ближайшем будущем” -- пишет Барбара. Сейчас тематическая статья в Википедии, конечно, содержит в себе много умных специализированных слов, однако общее ощущение, которое складывается после ее прочтения, наводит на мысль, что качественно за последние 50 лет мало что изменилось в этом направлении. Электрошок разве что заменили на более гуманные медикаментозные препараты, и то спасибо. Но как работает мозг, что такое на физическом уровне подсознание, как оно взаимодействует с сознанием, и почему иногда они начинают бороться друг с другом таким замысловатым образом -- все эти вопросы все еще не нашли своих ответов. Сложность устройства мозга и психики человека просто поражает.

Сама книга крайне интересна, даже непрофессионалам в этой области. Первая половина читается как фантастический роман, особенно если на время забыть о контексте. Ну и последующие размышления автора о произошедшем с ней также доступны для понимания всеми. Никакого специального образования в этой области эта барышня не имела, поэтому и объясняет все простым и понятным языком, зачастую прибегая к красочным аллегориям. Очень интересно читать, жаль, что книга такая короткая получилась.

10/10