Category: медицина

Новая Русская Литература

ПИСАТЕЛИ ГЕНИИ И БЕЗУМЦЫ



«Все таланты близки к безумию», – гласит итальянская пословица.
Проблема гениальности и сумасшествия известна с давних времён: о взаимосвязи таланта и помешательства писали ещё Аристотель, Платон, Демокрит.
После опубликования в 1863 году работы итальянского психиатра Чезаре Ломброзо «Гений и безумие» проблема приобрела академический характер. Ломброзо доказывал, что в гениальности и безумии много схожих черт, а грань, разделяющая эти два феномена, весьма тонка, подвижна и условна. Более того, гениальность и безумие взаимосвязаны. Душевнобольные люди открывали в себе удивительные способности, о которых никогда не подозревали. Многие гениальные писатели (художники) сходили с ума, и в состоянии безумия создавали выдающиеся произведения, каких не могли создать в здравом уме.
С целью проверить гипотезу Ломброзо, я пришёл в праздник «хэллоуин» на «самый страшный фестиваль», чтобы поинтересоваться у любителей ужасов, могут ли создаваемые кошмары привести к безумию не только читателей, но и самих писателей.



Collapse )

Токарева В. Центровка

Прочитала прекрасный рассказ В. Токаревой «Центровка». Сначала я даже не поняла, зачем писать рассказ о желании молодой женщины лишить себя жизни. Вроде бы у Токаревой всегда в произведениях оптимизм. Ну а потом, по мере развития сюжета, у меня все больше улучшалось настроение – т.к. поняла, что все хорошо закончится, а может не просто хорошо, а так, как надо.
Сюжет краток – по какой то причине женщина решает уйти, уйти совсем. Но вот как это сделать – она обдумывает. И ведь сделала бы, совершила большой грех, если бы ее не спас ангел. Да, настоящий ангел, который является время от времени людям. Причем совсем не обязательно этот ангел должен быть с белыми крыльями. Нет, он может предстать перед человеком в виде обычного человека, и спасти этого человека. Вот так и получилось у нашей героини. И какой ангел – врач-хирург, неженатый, молодой, да еще и живет в соседнем подъезде. Эх!

Collapse )

Сорокин В. Метель

Посоветовали мне прочитать «Метель» В. Сорокина. Читать было интересно. Сюжет вкратце таков – доктор Гарин должен ехать в одну из деревень, чтобы отвезти вакцину для живущих там людей, ибо некий вирус из Боливии превращает непривитых людей в зомби – живых мертвецов. Ну он и едет.
Собственно, все. Почему-то сразу я поняла, чем все закончится. Более того, когда они достигали какого-то места, где делали перерыв в своей поездке, я даже искренне удивлялась. Читая эту книгу, поневоле вспоминаешь некоторые эпизоды из Теллурии и Пира (который я вообще не переношу).
Очень сильно описана сцена видений после приема препарата у витаминдеров. Честно говоря, мне было жутко ее читать, потому как все реалистично и потому страшно.
К середине книги у меня возникла стойкая ассоциация – вот идешь и идешь по песку, а он не кончается и ты уже еле ноги волочишь, и конца края нет и не будет. До смерти.
Про лошадок трогательно написано.
Конечно, конец книги к радости не располагает, но не думаю, что хорошо, когда после прочтения книги настроение портится и становится тягостно. А у меня вот именно так и было.

Элис Манро. Мишка косолапый гору перелез

Прочитала новеллу Элис Манро (Нобелевский лауреат в области литературы 2013 г.) «Мишка косолапый гору перелез»(Иностранная литература, 2014, № 9). Манро – признанный мастер небольших литературных форм. Этот рассказ повествует о жизни пожилых супругов, которые всю жизнь прожили вместе, любят друг друга, и все у них было хорошо в жизни – спокойной, размеренной, обычной, пока… Частенько так и бывает – среди безмятежного счастья приходит вдруг беда, незаметненько так – и вот она на пороге. Так получилось и у героев новеллы – Фионы и Гранта. Фиона заболела. Болезнь, как правило, возрастная – начинается с потери памяти, и далее по нарастающей. Грант с ужасом наблюдал, что происходит с его женой, не хотел видеть очевидного, считал, что просто ослабла память у Фионы. И боялся, очень боялся того, что придется отдавать ее в специальную больницу для таких вот старых пациентов.
Collapse )
я

"1984" Джордж Оруэлл

Очень напомнила «Над кукушкиным гнездом». Главное – это власть и управление людьми. Ограничение в поступках, мыслях, действиях. Глупая и наивная надежда, что ты смог обмануть систему и посмеяться ей в лицо своими поступками оборачивается твоим уничтожением. Т.е. не так, не уничтожением, а излечением. Лечение убивает твою индивидуальность и делает покорным. И совсем не важно, сделано это посредством лоботомии или чем-то другим. Главное, что ты вливаешься после лечения в систему и следуешь правилам… Которых вроде бы и нет, но они есть, как тот злосчастный суслик. У Кизи олицетворением системы была старшая сестра, а тут Брат. Большой Брат. Но это не важно, главное, что она существует, и помни, ты – в системе.

P.S. У Кизи только кормят получше. (:

Про книгу Ирвина Уэлша «Кошмары Аиста Марабу»

Сегодня дочитал сей роман около 6:00. Не подумайте, я не читатель-маньяк, проведший всю ночь за чтением книги, да и роман не настолько хорош, чтобы нельзя было оторваться от чтения до утра. Просто работаю я по ночам и, если позволяют, читаю книги — так время уходит быстрее. Читал в электронном виде переводе Д. Симановского.

Для тех, кто не знает — Ирвин Уэлш — это тот самый шотландский писатель, что написал «На игле», роман по которому сняли довольно неплохой фильм про торчков году этак в 1996.
«Кошмары Аиста Марабу» повествует о близкой писателю теме жизни эдинбургских люмпенов, причем не в обычном описательно-повествовательном режиме, а в виде хитрой сюжетной схемы с философским посылом. Главный герой, Рой Стрэнг, тот еще говнюк, лежит в госпитале в коме эдаким овощем, однако воспринимает окружающий мир, (что, кстати, весьма странно для комы, однако не буду приколупываться к таким мелочам). Он слышит родственников, друзей, медсестер и врачей, чувствует их прикосновения, но всеми силами старается не отреагировать на импульсы из внешнего мира — мол, я труп, овощ, отъебитесь от меня.

Чтобы уйти от мира внешнего, он уходит в мир внутренний, состоящий из двух подуровней (я же говорю, хитрая схема): на поверхности лежат воспоминания о жизни героя с детства до больничной койки, и это самая интересная часть романа, в глубине лежит бред об охоте на Аиста Марабу в Африке в обществе известного футболиста. Причем этот самый Аист — это не птица, а вроде как зловещий демон. С этим слоем романа и связан некий философский посыл, а потому бред об африканской охоте читать достаточно нудно — бред он и есть бред, особенно если вкладывать в него «идею».
Оживление охотничьей эпопеи наступает только в конце романа, где все три сюжетных уровня динамично сливаются в один. Забегая вперед, концовка вообще весьма достойная, сочная и мрачная. Лучшая часть романа, словом.

Collapse )
зок

Век хирургов. Юрген Торвальд

vek-hirurgov_10337345

Очарованная удачным сочетанием легкости изложения с большим количеством интересных фактов в предыдущей книге Торвальда «Век криминалистики» я с нетерпением ожидала «Век хирургов». И главным разочарованием стала художественная подача материала – линия жизни и поисков доктора Хартмана кажется натянутой и совершенно лишней. В ней совершенно не чувствуется необходимости. А вот фактическая сторона книги, если очистить с неё художественно-эмоциональную кожуру, очень познавательна и увлекательна. Мои знания об истории медицины более чем скромны – Парацельс, Авиценна, Ибн-Сина, а потом сразу Сеченов, Пирогов, Павлов. И то, для меня это скорее имена из данной области, нежели реальные представления о медицинской и научной деятельности. Еще одно знакомое мне имя – Флоренс Найтингейл, о её деятельности я хоть какое-то представление имею, и была удивлена, не встретив упоминания о ней в этой книге.

Как оказалось, «век хирургов» - первая часть дилогии и найти «Империю хирургов» мне еще предстоит. Пока же приоткрыта завеса над открытием анестезии, становлением асептики и антисептики, а также первыми опытами хирургии внутренних органов. История медицины, как история любой науки полна личных трагедий и вдохновенных открытий. Меня, например, впечатлила история Хораса Уэллса – человека невольно ставшего наркоманом в ходе своих исследований. В поисках идеального газа способного выступить в качестве безвредного обезболивающего Уэллс поставил на себе десятки экспериментов и получил неизвестную тогда и разрушительную для психики зависимость – токсикоманию, которая привела его суициду.

Начало книги, посвященное операциям в эпоху до наркоза, может шокировать современного человека. Читая чудовищные описания операций, я невольно спрашивала себя - какими психическими и физическими особенностями должен был отличаться врач этого времени? Да, жажда познания – великая движущая сила, но мне кажется, мало кому в современном мире её хватило бы, чтобы двигаться к цели через море крови, гноя и бесконечной боли, зная, что десятки людей умрут после твоего вмешательства. В этом смысле поучительна история венгерского акушера Игнаца Филиппа Земмельвайса. По мнению Торвальда, осознание того, что его нестерильные руки и инструменты могли стать причиной смерти от сепсиса многих рожениц мучило Земмельвайса столь сильно, что в атмосфере травли, которой его окружили коллеги за  новую теорию о возникновении сепсиса и маниакальную чистоплотность, у него развилось серьезное психиатрическое заболевание. Земмельвайс закончил свои дни в психиатрической лечебнице, по иронии судьбы, умерев от того же сепсиса, борьбе с которым он посвятил свою жизнь.

Но не хотелось бы создать у будущего читателя совсем уж неприглядную картину и отпугнуть мрачными заметками от прочтения. В «Веке хирургов» есть и прекрасные истории личного триумфа и признания. Думаю, каждое спасение человеческой жизни вдохновляло этих людей на дальнейшие изыскания и открытия.

История хирургии в изложении Торвальда в этой книге заканчивается началом XX века и описанием случая первого официального хирургического вмешательства в сердечную мышцу.

Хочется продолжения!

Ведь впереди столько открытий, свершений и прорывов!

Члены британской короны употребляли человеческую плоть в «медицинских целях» и мародерствовали

Члены британской королевской семьи употребляли в пищу человеческую плоть в «медицинских целях» и мародерствовали

На протяжении почти всей истории человеческая жизнь стоила в Западной Европе ничтожно мало. Мы уже проводили специальное исследование «Сравнительной истории зверств», без которого было бы трудно представить себе истоки западноевропейской традиции жестокосердия во всей её мрачности

Так английская «королева-девственница» Елизавета I отрубила голову не только Марии Стюарт, она казнила ещё 89 тысяч своих подданных. В отличие от своего современника Ивана Грозного, называвшего её «пошлой девицей», Елизавета (чья мать, Анна Болейн, кстати, тоже была обезглавлена) не каялась в содеянном ни прилюдно, ни келейно, убиенных в «Синодики» не записывала, денег на вечное поминовение в монастыри не посылала (как это делал Иван «Грозный», на чьей совести было до 4 тыс. человек). Европейские же монархи таких привычек вообще сроду не имели.
Collapse )
http://moscowdoctor.ru/, Московский Врач

Старые медицинские книжки

Одна из лучших книг по терапии. Потрясающий медицинский русский язык, так сейчас уже не пишут.

Очень заинтересовала надпись про неимущих врачей на титульной странице:
Как видите, неимущие врачи были и до 1917. Только они были престарелыми. Обратите внимание на титульный лист книги Сергея Петровича Боткина - Общество Русских врачей в пользу фонда для устройства дома для престарелых неимущих врачей

Боюсь сейчас одним фондом не отделаешься

Чтобы рассмотреть надпись щелкнете курсором на титульную страницу книжки.


Кстати это тот самый Сергей Петрович Боткин , в честь которого названа Боткинская больница и болезнь Боткина. Вот его фотоCollapse )
catsun1

Помогите вспомнить название и автора

Здравствуйте, уважаемые книголюбы читатели и мимо проходившие!
Мучает меня желание перечитать одну, как я думаю, восхитительную книгу, но не помню не названия не автора, читала в детстве в руке мне попала случайно. Помню только сюжет, вот он:

Книга биография (реальная или выдуманная не знаю) микробиолога изобретателя вакцины от чумы (а может быть от холеры)
Книга начинается с его студенческих лет, как он ездил на трамвае к любимой и не всегда успевал на последний трамвай потом шел пешком.
В общем на любимой он женился и жили они счастливо но не долго.
Изобретал он эту вакцину изобретал и изобрел, потом главный герой вакцину испытывал, и как раз началась гдето очередная эпидемия чумы, он поехал туда с женой и там они всех спасали-вакцинировали довольно успешно.
Потом надо было ехать кудато в глубинку где совсем все плохо и люди марут как мухи, он поехал туда один, на месяц или два, а жену не взял и осталась она одна в их домике-лаборатории его дожидаться и наказывал он ей регулярно прививки делать, но жена так тосковала без него, что прививок не делала а шлялась по лаборатории из угла в угол.
А в лаборотории она не совсем одна была, была еще уборщица и вот эта не хорошая женщина разбила пробирочку со штаммом чумы, да по дурости своей темной и от страха не созналась, а тихонечко стеклышки собрала и смылась, чтоб ее не ругали. Ну и конешно в один особо тоскливый день, заглянула жена великого микробиолога под стол и нашла там уже высохший полностью окурок, но весь в невидимых палочках этой самой чумы.с которой ее муж всю жизнь боролся, и докурила его, вспоминая мужа и заболела, в общем когда микробиолог вернулся домой, нашел там холодный труп любимой жены.

Вот такая трагичная история, но роман довольно длинный и про всю его жизнь про поиски вакцины и прочее прочее, подскажите если кто знает чтонибудь об этом.