Category: искусство

зок

Селеста Инг. И повсюду тлеют пожары

Кудрявые девушки выпрямляют волосы, а барышни с прямыми волосами крутят локоны. И всем кажется, что где-то там – в блондинках, в худышках, в миллионерах, в художниках, в фрилансерах, в путешественниках лучше, чем в их реальности.

И путая туризм с эмиграцией мы заглядываем в чужие жизни, очаровываемся ими и с пренебрежением посматриваем на собственные. Прямо как в Инстаграме – как не посмотришь у всех красота, веселье и праздник…

В романе Селесты Инг две семьи – Уоррен и Ричардсон и два мира – буржуазной респектабельности и творческой свободы сталкиваются и взаимно завораживают друг друга. Пёрл Уоррен, с детства кочевавшая с матерью фотографом по городам и весям, купилась на глянцевый уют большой и небедной семьи Ричардсонов, где будущее каждого распланировано и обеспечено всем желаемым, и идеальная мать семейства печет по выходным печенье. А Иззи Ричардсон, уставшая от контроля и правил, влюбилась в бесшабашность и бунтарство женщины-перекати-поле – Мии Уоррен и замечталась о такой матери и свободе есть остатки ресторанной еды, носить вещи б/у и делать настоящее искусство.

Грустная в общем-то раскладка.


Гормоны, подростки, материнские чувства, любовь, дружба, предательство, тайна рождения – звучит как второсортный дамский роман, но в целом, я бы сказала, книга лучше, чем можно подумать. Такой вполне добротный американский роман, в меру увлекательный, хотя и не без минусов. Например, нарочитый акцент на искрах, огне и пожаре выглядит очень беспомощно, что ли… Словно автор не уверена, в интеллектуальных способностях своего читателя и на всякий случай объясняет: «Ну, искра! Искра, понимаешь? Искра может быть физическая от спички, а может в душе человека. Понимаешь, читатель? В душе искра зажглась и может подарить свет и тепло, а может спалить все дотла. Понимаешь?». И ты уже изнемогаешь от этого нудного нравоучения и думаешь «Да поняла я все с первого раза, хорош уже повторяться!».

Пожалуй, из того, что мне очень понравилось в книге, я бы отметила художественные опыты Мии. Это было не просто интересно читать – хотелось достать фотоаппарат и погрузиться в эксперименты.
зок

Апофения. Александр Панчин

панчин.jpgХудожественная ценность у книги невелика.

Сюжет куцый, язык топорный, диалоги натянутые, персонажи невнятные, а главное, если ранее вы читали отличный нон-фикшн Александра Панчина или бывали на его лекция, то вам все время чтения этой маленькой повести будет видеться и слышаться автор.

А вот идея ради которой молодой биолог и популяризатор науки из научно-популярного автора попытался переквалифицироваться в художественного достойна уважения, даже не смотря на то, что автор подает ее «в лоб». Панчин – идейный доброволец на войне с антинаучным абсурдом и мракобесием. И в «Апофении» он щедро «раздает на орехи» всем своим оппонентам сразу и гомеопатам, и антипрививочникам, и астрологам, и богословам, и пустословам, разве что профильным врагам – противникам ГМО мало внимания уделено в книге.

А еще меня не покидает ощущение, что Александр все же идеалист. Нет, не в том смысле, что он сомневается в материальной природе этого мира – тут он кремень! А в том, что не смотря на те тонны ереси, через которые Панчин наверное регулярно продирается как член Комиссии РАН по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований и участник экспертного совета Премии имени Гарри Гудини, он все же сохраняет веру, что «разум когда-нибудь победит».

«Зверский детектив» Анны Старобинец

01

Ай-я-я-я-яй, убили зайца,.. замочили! И сожрали… Зверское преступление!

Хотя, будем честны, был ли покойный нравственным зверем? Нет и еще раз нет! Совсем даже наоборот. Покойный нравственным зверем не был!

С другой стороны, то, что и ежу ясно, на самом деле может быть совсем даже ему не ясно. Или ежу ясно, а всем остальным – нет. Здесь все так неоднозначно… Поэтому первую картину преступления отбрасываем!

Collapse )
Дарья

Не могу сказать «прощай», профессор Ардевол!







«Я упорно ищу, где же кроется зло»
Ж. Кабре «Я исповедуюсь»


Бывают такие книги, которые проглатываешь мгновенно, несмотря на их большой объём и кажущуюся сложность. Такие книги не дают спать, потому что ты просыпаешься ночью и первое (и единственное), о чем ты думаешь, это все эти лабиринты смыслов, которыми тебя заразил автор.

Так произошло и у меня с книгой современного каталонского писателя Жауме Кабре «Я исповедуюсь», которую я купила как-то по случаю, не питая особых надежд и не особенно вдохновившись всеми теми трудностями прочтения, которые обещали положительные, но всё же предостерегающие отзывы.  В романе действительно огромное количество персонажей, их внушительный список приведён на последних страницах, распределённый по эпохам и странам.

Collapse )
очки, Сударенко

Владимир Сорокин, «Пир»

Оригинал взят у a_sudarenko в Владимир Сорокин, «Пир»
Сорокин, «Пир»Несмотря на то что некоторые места, как и в «Норме», практически нечитабельны, было интересно. Прочитал залпом. Мне нравится – и мне отчасти близок – художественный метод Сорокина. Идея, концепция у него важнее содержания. То есть, если понял, в чем прикол, можно дальше страниц двадцать пролистать. Для меня в некоторых случаях идея была неясна, а больше всего понравились те рассказы, о которых я смог сделать для себя более-менее определенное заключение, например «Банкет», «День русского едока», «Зеркаlо», «Пепел», «Жрать!». Интересен сконструированный Сорокиным для двух рассказов «язык будущего» (англо-японско-китайско-русский).

Collapse )

«Путь художника»

Книга «Путь художника», в которую я советую Вам заглянуть , по своей сути является рассчитанным на 12 недель ежедневных занятий практическим курсом, призванным выявить в читателе его скрытый творческий потенциал. Часто мы даже не догадываемся о том, какие удивительные способности таятся в каждом из нас. А это, согласитесь, очень и очень интересно. Возможность разглядеть свои таланты и дать им возможность для дальнейшего развития – чем не увлекательная задача для человека любого возраста?
warhall

Не "Щеглом" Карела Фабрициуса единым

Еще год назад мой взгляд вряд ли бы надолго задержался у картины «Гера, скрывающаяся у океана и Тефии». Каково же было мое удивление, когда я узнал, прогуливаясь по «Пушкинскому музею» (ГМИИ) в Москве, чей кисти предположительно принадлежит авторство этой работы.  Карел Фабрициус (1622-1654), считающийся одним из самых талантливых учеников Рембрандта!


Стоит признаться, что о голландском художнике я узнал только после прочтения одного из самых интересных романов последнего времени «Щегол» Донны Тартт. А сейчас в Москве все желающие могут посмотреть одну из работ Фабрициуса, которая до недавнего времени считалась произведением ученика Рембрандта Говерта Флинка (1615-1660). Однако после открытия двух новых работ Фабрициуса было высказано мнение о сходстве ряда мотивов в этих картинах и полотне, находящемся в Государственном музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, и близости некоторых живописных приемов. Эта гипотеза кажется убедительной специалистам.


Такая возможность есть у жителей немногих городов мира. И это приятно. Всего известно о 17 полотнах, чье авторство приписывается голландскому мастеру.


Сейчас, когда волна ажиотажа по поводу «Щегла» прошла, я могу спокойно рассказать и порекомендовать это произведение. Такие книги появляются не так часто, как хотелось бы, поэтому становятся серьезными событиями в культурном ландшафте. О «Щегле» я узнал, как только огласили итоги Пулитцеровской премии 2014 за художественное произведение. Когда роман Тартт издали в России, я моментально купил книгу себе и в качестве подарков своим близким.


«Щегол» полностью оправдал все ожидания. Книга написана в таком темпе, который не отпускает читателя до самых последних страниц. Сюжет книги сконцентрирован вокруг одноименной картины Карела Фабрициуса, которая оказала влияние на жизнь главного героя и тех людей, кто его окружал. Это роман о дружбе, о призвании в жизни, о риске и приключениях. Это довольно серьезное погружение в мир человека, который в подростковом возрасте теряет родных и находит успокоение благодаря наркотическим препаратам, интересному делу и друзьям. Роман подкупает переплетением историй о различиях образа жизни в Нью-Йорке и Лас-Вегасе.  Тартт описывает яркими красками типажи русских в своей книге. Как обычно, это у иностранных писателей получается несколько ярче, чем есть на самом деле, но в целом передает суть довольно образно.

Когда закрываешь последнюю страницу книги, остается приятное ощущение и возникает непреодолимое желание слетать в Нью-Йорк, а вернувшись, уткнуться в художественные альбомы и заняться реставрированием антикварной мебели, настолько вкусно и интересно Тартт удалось описать этот процесс.

Рекомендую также прочитать увлекательную историю о том, как книга появилась в России -  http://vozduh.afisha.ru/books/kak-izdat-roman-laureata-pulicerovskoy-premii/

Эрин Моргенштерн "Ночной Цирк"

Эрин Моргенштерн "Ночной Цирк"




Оценка: 7 из 10 (нормально)
Рейтинг Livelib: 4,1
Возраст: 14+

Зачем читать: для желающих познакомиться с магией цирка.

Личное мнение:

Богемная и очень атмосферная история. Я не могу отнести её к определенному и конкретному литературному жанру. Вроде фэнтези, о волшебстве, но в тоже время магия там вторична и остаётся лишь фоном. Как сюжетная основа автором навязывается мелодрама, но по сути - нет, таковой она не является... Рассказанной истории любви просто не веришь и воспринимаешь её как данность.
Самое главное во всей книге это превосходная сценография. Цирк. Завораживающий "Цирк сновидений" с уютной атмосферой, запахом опилок и жженой карамели с попкорном. Именно он заставляет читать роман дальше и не отпускает. Благодаря этому, а также красивому литературному языку книга всё-таки мне понравилась. Прочитать порекомендую.
Но.. Мне не хватило финала. Ощущение недосказанности проявляется очень чётко.
Как интересное, осязаемое чтиво - да. Но к сожалению, за красивой картинкой "Ночного цирка" я совершенно ничего не увидел. Кроме самого Цирка безусловно.
Издательство АСТ, 2015 год.
Данная книга была недавно переиздана в новом оформлении. Прежний дизайн обложки (который на фото) мне нравится намного больше.

О чем книга:

Collapse )
Я

Паустовский. Разливы рек (Герасимов)

Оригинал взят у alenenok72 в Паустовский. Разливы рек (Герасимов)
Небольшая повесть о Лермонтове.
Очень красивый язык, мелодичность которого очень подчеркивает исполнение Герасимова.
И видно, что Лермонтова Паустовский любит намного больше, чем Кипренского и Левитана. Но все равно небольшой такой привкус того, что к людям в целом автор относится не доброжелательно есть. Совсем незаметный, но есть.
Почему, откуда это у него не знаю. Но лично для меня это немного все портило. Хотя повторюсь, язык очень красивый, да и к Лермонтову он относится очень тепло, как мне показалось.

Сергей Стасенко

Отзыв на книгу Сунь Цзы «Искусство войны»

Оригинал взят у sergey_stasenko в Отзыв на книгу Сунь Цзы «Искусство войны»
105037189_1_644x461_prodam-knigu-iskusstvo-voyny-sun-tszy-dneprodzerzhinsk

Автор: Сергей Стасенко

Трактат о военном деле размером в 50 страниц. Этот трактат старше, чем Библия. Возраст – примерно 2,5 тысячи лет. Да-да. Война прельщала людей издавна и интересовала намного больше, чем любовь. Сунь Цзы создал этот великолепный трактат примерно в период 514 – 495 гг. до н.э.

Вполне вероятно, что Сунь Цзы был реальным человеком, а не выдуманным. Историки подозревают (а они часто подозревают, потому что не знают), что Сунь Цзы был выдающимся полководцем Царства Ци, жившим в IV веке до н.э.
Collapse )