?

Log in

No account? Create an account
Друзья как-то вспоминали добрым словом хорошего знакомого и шутили, что на конкурсе зануд он бы занял первое место, на что их дочь заметила, что нет такого конкурса и тут же отобрала пальму первенства по обаятельному занудству.
Но они просто не знали Уве.
Уве даст фору любому дотошному буквоеду. Он – человек дела и строгих правил. Он раздражителен, груб и неполиткорректен (страшное дело, по шведским меркам!). А еще он одинокий несчастный старик, который большую часть книги пытается умереть, но все время прерывается на различные нарушения порядка, которые то и дело оборачиваются добрыми делами.
Фредерик Бакман нарушает наши представления о мрачном скандинавском стиле и рассказывает трогательную и хорошую историю, которая вовлекает, задевает и не отпускает, даже если ты понимаешь всю механику авторских действий.
Теплое чтение)))
001

Продолжение приключений барсуков полиции Дальнего леса. Не скрою, продолжение долгожданное.

Не разочаровало. Даже совсем наоборот.

Детектив в зверском антураже. Ну, в смысле, со зверюшками.

Read more...Collapse )


Наш человек в Киеве

Это необычная книга - она написана по мотивам реальных репортажей реального корреспондента Федерального агентства новостей (ФАН) в Киеве. И она написана хорошим, остроумным, метким языком.

Пока собратья по цеху снабжают западные агентства благопристойными картинками, корреспондент ФАН открывает действительность, где правят жадность, голод, страх и ненависть. Полулегальное существование с фейковым болгарским удостоверением. Вопросы, которые нельзя задавать, чтобы не засветиться. Обеды по правилам конспирации. Репортажи с митингов, где разогретые ветераны АТО готовы расквитаться с каждым, кто откажется орать «Слава героям!». «Гидные» журналисты, которые охотно сдадут москальского коллегу, и полицейские, от которых можно откупиться.

Как ускользнуть от расправы неонацистских штурмовиков и не попасть в лапы СБУ? И что делать, если тебя вычислили и собираются использовать в подковерной политике? К счастью, есть и другая сторона украинской действительности: антифашистское подполье и люди, способные с риском для жизни прийти на выручку тем, кого считают своими.

Read more...Collapse )
01

Вещь настолько же блестящая, насколько мутная и даже гадкая.

Ни много ни мало про конец света, который таки наступил.

Да, всё накрылось медным тазом. Всё, но не все – тридевятые схоронились в том самом убежище и теперь ждут светлого будущего. Если, конечно, это будущее наступит, что вовсе не факт.

Впрочем, тут не столько сидение в ожидании, сколько процесс организации – да, убежище же еще подготовить нужно. А дело это сложное. Дело это под силу только избранным. В общем, дело это – в некотором роде дело случая…

Read more...Collapse )


Ругать маленький роман «Небесный почтальон Федя Булкин» все равно, что котенка приблудившегося за порог выкидывать. Чувствую себя последней скотинкой, но мне не понравилось.

Александра Николаенко, судя по всему, рассказала что-то очень личное, семейное, важное для нее, но истории как таковой не вышло. Вышла череда бесконечных скетчей как в стендапе на тему взаимоотношений советского ребенка с богом. Какие-то скетчи удачные, какие-то даже трогательные, какие-то звучат натянуто, словно автор старалась изо всех сил вложить в детские уста какую-то свою мысль, но получалось совершенно неестественно.

Вообще, наверное, именно это чувство неверия, несоответствия героев и их рассуждений и испортило в основном впечатление от книги. Потому что похвалить роман есть за что. У Александры Николаенко очень хорошее владение языком, она легко находит остроумные формулировки (которые, правда, упакованные в детское изложение начинают неуловимо раздражать), она честно пытается передать попытки ребенка понять, что такое смерть, она славно и живо описывает дачные будни, так что прямо чувствуется лето и пробуждаются детские воспоминания. Но как не крути, Федя Булкин – не мой герой.  И его бабушка, поминающая ежеминутно господа всуе, понравилась мне больше, вот она показалась мне реалистичной, настоящей и ей я верила.

Не стала для меня плюсом и бессюжетность романа, и психологическая статичность героев – Федя с бабушкой, как модели в диораме застыли в своем настроении и состоянии и от первых до последних страниц остались абсолютно одинаковыми.

Я могу понять и даже представить поклонников книги, и их немало, судя по позитивным отзывам, но не мое, увы.
Кудрявые девушки выпрямляют волосы, а барышни с прямыми волосами крутят локоны. И всем кажется, что где-то там – в блондинках, в худышках, в миллионерах, в художниках, в фрилансерах, в путешественниках лучше, чем в их реальности.

И путая туризм с эмиграцией мы заглядываем в чужие жизни, очаровываемся ими и с пренебрежением посматриваем на собственные. Прямо как в Инстаграме – как не посмотришь у всех красота, веселье и праздник…

В романе Селесты Инг две семьи – Уоррен и Ричардсон и два мира – буржуазной респектабельности и творческой свободы сталкиваются и взаимно завораживают друг друга. Пёрл Уоррен, с детства кочевавшая с матерью фотографом по городам и весям, купилась на глянцевый уют большой и небедной семьи Ричардсонов, где будущее каждого распланировано и обеспечено всем желаемым, и идеальная мать семейства печет по выходным печенье. А Иззи Ричардсон, уставшая от контроля и правил, влюбилась в бесшабашность и бунтарство женщины-перекати-поле – Мии Уоррен и замечталась о такой матери и свободе есть остатки ресторанной еды, носить вещи б/у и делать настоящее искусство.

Грустная в общем-то раскладка.


Гормоны, подростки, материнские чувства, любовь, дружба, предательство, тайна рождения – звучит как второсортный дамский роман, но в целом, я бы сказала, книга лучше, чем можно подумать. Такой вполне добротный американский роман, в меру увлекательный, хотя и не без минусов. Например, нарочитый акцент на искрах, огне и пожаре выглядит очень беспомощно, что ли… Словно автор не уверена, в интеллектуальных способностях своего читателя и на всякий случай объясняет: «Ну, искра! Искра, понимаешь? Искра может быть физическая от спички, а может в душе человека. Понимаешь, читатель? В душе искра зажглась и может подарить свет и тепло, а может спалить все дотла. Понимаешь?». И ты уже изнемогаешь от этого нудного нравоучения и думаешь «Да поняла я все с первого раза, хорош уже повторяться!».

Пожалуй, из того, что мне очень понравилось в книге, я бы отметила художественные опыты Мии. Это было не просто интересно читать – хотелось достать фотоаппарат и погрузиться в эксперименты.
Кто-нибудь знает - зачем Мозесу нужна была плетка? Или, может, предположения какие есть на тему зачем бить плеткой робота?
Надо сказать, Джастин Кронин очень смелый писатель. В том плане, что не каждый автор рискнёт взять для романа такие заезженные темы, как апокалипсис; заражение всего человечества посредством вышедшего из повиновения вируса; безумные учёные и, уж тем более, вампиры. За последнее время на читателя обрушилась прямо-таки гора подобной литературы. Что же выделяет трилогию Джастина Кронина на этом фоне? Что делает её настолько уникальной, что Стивен Кинг говорит про первую книгу "Перерождение": «Одно из великих достижений американской фантастической литературы»?
Read more...Collapse )

«Жили-были старик со старухой» - роман, который льется родниковой водой великолепной речи с привкусом постмодернизма. Его не читаешь – пьешь с наслаждением, утоляя жажду прекрасного языка и ярких героев. И когда видишь дно - понимаешь, что это было то, что нужно сейчас и ровно столько, сколько нужно.

Все классические элементы семейной саги, живой диалог автора с читателем – здесь всё настолько уместно, что кажется, роман не писали, а он родился целиком и сразу, большим и цельным куском шикарного текста.

Как и в жизни - юность, молодость, зрелость героев пролетела за несколько глав, а остальное занимает медленная старость, растянувшаяся на сотни страниц.

Четыре поколения староверческой семьи Ивановых, да пятое в воспоминаниях стариков, описаны настолько реально и узнаваемо, словно не книгу читаешь, а слушаешь рассказы родственников о семейной истории. Вот шумный суетливый Ростов с казаками, вот степенная Прибалтика, вот синее море, до которого час езды, вот покладистый старик и властная старуха, вот иконы в красном углу, вот фотокарточки, вот ангел для рождественской ёлки, вот резной комод – все настоящее, дышит, живет…

Совершенно прекрасный роман, на который можно смело ставить штамп «Современная русская хорошая литература» и мало кто возразит)))
Официальная (и пафосная) аннотация:
В романе Владимира Медведева «Заххок» оживает экзотический и страшный мир Центральной Азии. Место действия — Таджикистан, время — гражданская война начала 1990-х. В центре романа судьба русской семьи, поневоле оставшейся в горах Памира и попавшей в руки к новым хозяевам страны. Автор — тоже выходец из Таджикистана. После крушения СССР русские люди ушли с имперских окраин, как когда-то уходили из колоний римляне, испанцы, англичане, французы, но унесли этот мир на подошвах своих башмаков. Рожденный из оставшейся на них пыли, «Заххок» свидетельствует, что исчезнувшая империя продолжает жить в русском слове.

Владимир Медведев выбрал редкую и жесткую для современной литературы тему – гражданская война в одной из союзных республик после распада СССР. Признаться, я не припоминаю аналогичного места и времени действия в известных мне книгах.

«Заххок» одновременно и удивляет, и увлекает, и пугает, и злит, и печалит. Сюжет вьется вокруг подростков-полукровок Зарины и Андрея, которые с русской матерью (джаляб!) оказываются в кишлаке у родичей отца, где объявляется мелкий тиран (ага, по Кастанеде) с манией величия – гибрид партийного функционера с боевиком. История рассказывается от семи разных героев – бунтующий Андрей, наивная Зарина, их правильный «от сохи» (от мотыги, точнее) таджикский дядька Джоруб, неприкаянный журналист Олег, недалекий или возможно даже психически нездоровый парнишка Карим, советский офицер Даврон со слегка поехавшей крышей и странный Эшон Ваххоб насильно сменивший научную карьеру с диссертацией о суфизме на жизнь суфийского мудреца. Жаль, что не всем смогли высказаться в полном объеме – как мне показалось, Зарины было совсем мало, да и Андрей и Олег до конца не раскрылись.

Убийства, грабежи, война, мак, насвай, чужая культура и очень много психиатрических диагнозов, которые хочется как ярлыки размешивать на героев.

Забавно, что сколько сюжету не виться, а заканчивается он почти на том, с чего начался – неизвестность и страх.

В свое время, читая «Мэбет» Григоренко, я удивлялась, как можно сделать эпос (стилизацию под эпос, ок) настолько современным. Читая «Заххок» я столкнулась с обратным – как оказывается легко история тридцатилетней давности превращается в странный жестокий народный эпос, где вымысел кажется реальнее правды, а правда страшнее любого вымысла. И это делает книгу чем-то большим, чем просто рассказ о локальной гражданской войне. Это уж вопрос осмысления прошлого, мифологизации власть имущих, невыносимости (и выносимости) адаптации к переменам обычного человека, безумия, поражающего людей во время гражданской войны…

Читать трудно, бросить невозможно.

Profile

chitaem_knigi
Читаем книги

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow